Беженцы в Швеции: жесть

Репортаж Дарьи Асламовой, которая побывала в скандинавской стране и ужаснулась: европейское государство, которое всегда считалось символом спокойствия и процветания, покорно отдало себя в лапы мигрантов-исламистов, насаждающих там свои дикие порядки.

Я всегда была уверена, что внезапная смерть грозит мне только на войне. Где-нибудь в Ираке, Сирии или в Афганистане. Ну, что со мной может случится дома? Или, положим, в цивилизованной Европе? Поэтому я лишь презрительно фыркала, когда мои шведские коллеги просто заклинали меня не ездить вечером в стокгольмский район Ринкебю. Только не позже часу дня и с мужчиной. Я надменно поднимала брови. Это вы мне?! Военному корреспонденту?

— Тут тебе не Кабул и не Дамаск, — с несвойственной шведам горячностью твердили мои новые друзья. — И желательно вызвать полицейский эскорт, как это делают все нормальные журналисты. Охрану? В Стокгольме? — расхохоталась я. — Да я работала на всех арабских погромах в Париже.

Однако, все-таки взяла добровольного провожатого по имени Йоханес, крупного мужчину с двухдневной щетиной на бульдожьем лице (специально отрастил для нашей прогулки).

— Прикинемся доброжелательными идиотами-журналистами, — предложила я Йоханесу. — Я иду впереди, сияя улыбкой, с фотокамерой в руках, ты сзади. Кто нас тронет днем?

Йоханес промолчал, хотя идея ему явно не понравилась. На главной площади у выхода со станции метро «Ринкебю» к нам сразу подошел толстый черный сомалиец по имени Абдулла.

— Вижу, что вы журналисты, — доброжелательно заговорил он по-английски. — А я тридцать лет живу и работаю в этом районе медбратом в госпитале. Детей своих я из этого страшного гетто уже переселил на другой конец города. Не хочу, чтоб они выросли бандитами или наркодилерами. Я вам добра желаю. Камеры спрячьте. Вам повезло: в час дня все янгстеры (так здесь называют молодых гангстеров) еще спят. Обычно просыпаются в три часа дня и выходят на охоту за белыми.

— Абдулла, а где же полиция? Здесь же несколько дней назад были бунты и погромы! — удивляюсь я.

— А полиция сюда не лезет, — равнодушно отвечает Абдулла. — Они же тоже люди, им жить хочется.

— Я одного не понимаю: ну, жгут местные жители полицейские машины как символ власти. А почему поджигают машины скорой и пожарной помощи? Почему нападают на строительных рабочих? На водителей общественного транспорта?!

— Они хотят выгнать отсюда всех представителей государства. А потом впустить их на своих условиях через переговоры с местными имамами. Но уже не на шведскую территорию.

Когда кофе опасен для здоровья

— А давай зайдем в кафе выпить кофе, подружимся с местными жителями, — предлагаю я молчаливому Йоханесу.

 Ему и эта идея не нравится, но он терпеливо следует за мной. В разгар рабочего дня в турецкой кофейне яблоку негде упасть и черным-черно от сомалийцев (недаром район Ринкебю называют маленьким Могадишо).
Женщин, кстати, нет. Йоханес покупает два стаканчика кофе у нелюбезного хозяина и выходит на террасу, где можно присесть. В этот момент я достаю видеокамеру и пионерским голосом начинаю бодрый репортаж: «Это мирное кафе в мусульманском гетто Стокгольма, где днем обычно собираются за чашкой кофе местные жители…»
И тут я вижу, как посетители энергично машут мне руками в знак протеста. Я немедленно опускаю камеру, но уже поздно. «Ты не имеешь права снимать без разрешения! — кричат мне. — Убери камеру!» «Я уже убрала. А почему я не могу снимать в публичном месте? Это свободная страна!» И тут огромный негр вырастает передо мной и, тыча мне толстым пальцем в лицо, кричит: «Fuck off from here!” Я поднимаюсь на цыпочки, чтобы стать повыше, и визжу: «Сам пошел на х.. отсюда! Это не твое кафе! И убери свой грязный палец!»

В ту же секунду тридцать черных мужчин разом подскакивают и окружают меня плотной стеной. Я чувствую запах черной потной кожи. И тут со мной случается типичный для меня приступ неконтролируемого бешенства, когда перед глазами красная полоса гнева, начисто вырубающая инстинкт самосохранения. Я кричу, выставляю когти как оружие, выкрикиваю угрозы.

Йоханес позже так описывал ситуацию: «Я поставил кофе на столик. Потом оглянулся и увидел только черный клубок тел. Это была настоящая революция в Могадишо». Он ворвался в кафе и вытащил меня оттуда. Толпа хлынула следом.

Я гордо села за столик и сказала, что никуда не уйду, пока не допью свой кофе. Тридцать черных мужчин-беженцев сгрудились вокруг столика, требуя, чтобы я отдала камеру. Йоханес, исключительно нелицеприятный мужик, сдерживал напор толпы. Я видела, как у него вздулись вены на руках. Со всех сторон площади к кафе бежали люди. Вокруг нас рос черный пояс врагов, которые все еще не решались напасть на меня. Их обескураживал мой независимый вид. Они оскорбляли моих родителей, и я не скупилась на оскорбления и смеялась им в лицо. Лихорадочно я искала глазами хоть одного полицейского. Никого. Обстановка накалялась.

Внезапно сквозь толпу пробился белый мужчина в шапочке с ваххабитской бородкой, без усов, который спросил меня по-английски: — Жить хочешь?

— Хочу. Есть предложения?

— Ты не понимаешь, о чем они говорят между собой, а я понимаю. Тебя сначала изнасилуют, а потом убьют.

— Вообще-то, я в Швеции.

— Это не Швеция. И нет здесь никакой свободы прессы. Я не хочу, чтобы твоя смерть была на моей совести. Я мусульманин. Уходи. Нас только двое белых, — я и твой приятель. Против толпы нам не справиться.

— Я хочу допить кофе и посмотреть, чем все это закончится. Пусть только попробуют до меня дотронуться!

Белый ваххабит повернулся к моему приятелю:

— Она сумасшедшая. Ей место в больнице. Убери ее отсюда! Хочешь — на колени перед тобой встану. Не губи мою душу!

— Вот сейчас допью кофе… — начала я. Тут Йоханес повернулся ко мне с побелевшим лицом и сквозь зубы сказал:

— Я сейчас этот кофе выплесну тебе в физиономию, если не встанешь.

Я медленно поднялась, и толпа неожиданно расступилась передо мной. Мы шли через площадь, не торопясь.

— Не беги. Не оглядывайся. Улыбайся. Никогда не показывай диким зверям, что их боишься, — твердила я Йоханесу. И только когда мы сели в метро, я почувствовала, как меня сотрясает дрожь. «Господи! Ведь мы им ничего не сделали! Просто достали камеры!» — кричала я.

— Считай, что мы легко отделались, — медленно сказал Йоханес. — На прошлой неделе на той же площади избили шведских журналистов ногами и разбили им камеры. А ведь они были с полицейским сопровождением. А тебя, наверное, сочли бешеной собакой. Ты ведь и правда малость не в себе. Запомни: ты в Швеции, а не на Ближнем Востоке.

P.S. Eсли вам нравится  наш сайт, вы можете его поддержать. Для этого нажмите на рекламу, и несколько центов пойдет в фонд поддержки. Вы не должны ничего покупать, так что смело нажимайте и дождитесь, пока загрузится информация. Это займет несколько секунд.

Продолжение следует

Комментариев: 6 на “Беженцы в Швеции: жесть

  1. Марианна пишет:

    Они без войны верно и быстро завоевали уже пол-Европы. Ситуация схожа с нашествием полчищ саранчи. Их уже не остановить. Такая же ситуация и в Бельгии.На улицах Брюсселя редко увидишь белых даже утром и днем. Это начало конца Европы в нормальном смысле слова.

  2. Ольга пишет:

    Это потрясающий репортаж! Я за Аслановой слежу еще со времен ее (и моей) молодости, с 90-х. Она реально безбашенная! Вспоминаю ее, других наших девочек-журналисток, Елену Масюк, которая прошла через страшный плен… С какой легкостью, бесшабашно они шли на риск для жизни, не говоря уже о других реальных опасностях для женщин. Но здесь!!!…Она реально стояла на краю! Это реально крик души! До чего мы дожили! Это же реально нашествие черных демонов, исчадий ада, которые губят наш мир, отнимают почву из-под наших ног! Какие там германские фашисты! Те хоть книги читали такие же, как мы, воспитаны примерно в схожих традициях. А эти? Стая бешеных псов! Против них только пулеметы. Или дихлофос.

    • Ольга, спасибо за комментарий! Я тоже слежу давно за публикациями Дарьи.Когда началась инвазия беженцев В Европу, она была в гуще событий и выдавала такие репортажи, что волосы на голове вставали дыбом. Она — очень рискованная дама, но, вероятно, без такого професионального риска не было бы таких острых публкаций очевидца. Она — потрясающий журналист.Эти беженцы сейчас заполонили Америку с «легкой руки» Обамы, процесс инвазии продолжается, сердобльшые американцы их приветствуют, не думая, что деньги на содержание беженцев пойдут из их кармана.Практически, сейчас идет территориальный передел мира и захват чужих земель мусульманами, которых пускают к себе многие страны, не думая о том, что это гибельно скажется на местном населении.

  3. Космонавт пишет:

    По моему момент упущен и точка невозврата уже пройдена. Ни полиции, ни армии просто не дадут навести порядок.

    • Алекс, похоже на то, что момент упущен. В Швеции у беженцев создано более полусотни автономных гетто, которые охраняются местными «янычарами», вход для хозяев страны туда закрыт. Принять их легче, чем выпроводить обратно из сттраны, куда они приехали на все готовое. Жаль. Эта жуткая Меркель дала толчок этому процессу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *