Как я искала работу в США

Свою историю рассказывает нашим читателям Наталья Ткаченко. Она получила степень магистра по психотерапии в американском колледже. После окончания она приступила к поискам работы, полагая, что американский диплом поможет ей найти работу психотерапевта, о которой она мечтала.

Учебу свою я закончила ровно полгода назад, но первый месяц, что называется «отмокала» от стрессов этой самой учебы дома. Потом потихоньку сходила на местную биржу труда, и убедилась, что там так же «глухо», как было и раньше — хоть с дипломом местным, хоть и без него.

work

Оставались еще старые проверенные временем методы – разместить свои резюме на интернете на таких сайтах как monster.com, carriebuilder.com, исследовать все колонки объявлений о работе в городской газете, а также на сайтах поиска работы по штатам, и, конечно же, расспрашивая появившихся в процессе обучения новых знакомых, преподавателей, студентов, руководителей практики. Дело не быстрое, как вы понимаете, в один день не одолеете. Да и в один месяц тоже.

Так я начала свой поиск в конце января. К середине февраля мне уже предложили первую работку — в филиале той компании, где я проходила свою интернатуру. Место оказалось очень далеко от моего места проживания (это минус 5 тысяч долларов в год с зарплаты за бензин), с малюсенькими каникулами – неделя в году и невысокой зарплатой с 27 тысяч в год, потому что брали без лицензии. Да и профессиональные функции, которые мне предложили выполнять меня не очень вдохновили: я то хотела работать со взрослыми, а не детским населением. Я сразу  отказалась, расстроилась, что это было не то, о чем я мечтала.

На втором потенциальном месте работы в госпитале я не сориентировалась как правильно «подать» себя на интервью. Вместо того, чтобы тупо бить в одну точку, доказывая, что то, что они мне предлагают делать я  знаю в совершенстве, но я «растеклась мыслию по древу», то есть вообще старалась показать свою всестороннюю подкованность в профессиональном вопросе. Это меня и сгубило: они меня не взяли.

Этот опыт сделал меня мудрее, отшлифовал мое представление, как себя надо «подавать» на интервью, что говорить, а что не говорить, да и вообще убрать из резюме много дополнительной информации о своем журналистском прошлом, которое никак не вязалось со строгой ролью работника умственного труда, где конфиденциальность — основа основ этой профессии.

Однажды случилось что-то странное. В ответ на мое резюме, размещенное в интернете, меня забомбили приглашениями страховые компании. Они,  которые предлагали в два раза большие заработки, свободный график, дивиденды с уже подписанных договоров, оплаченные поездки на конференции по США. Я сходила на интервью в три из них, везде меня брали.

Но условия труда были ничем не гарантированны, то есть зарплаты как таковой не было: ты должен был использовать свою машину, свой мобильный телефон, свой бензин, объезжая клиентов, а платили тебе за работу и инвестированное время только по факту подписания контрактов, что в нынешних условиях кризисной экономики оставляло желать лучшего. Кроме того, надо было бы инвестировать свои 400 долларов, чтобы получить лицензию в своем штате на ведение страхового бизнеса. В общем, по схеме: с вас хотели содрать, ничего не гарантируя взамен.

Однако, для меня процесс поиска работы вылился в большую науку. Я узнавала новых людей и новые бизнесы, училась, как себя представлять на собеседованиях и. продолжала искать.

Для этого мне пришлось обновить свои старые контакты, сложившиеся за время практики: я разослала емейлы своим знакомым, кто уже работал в этой системе, и просила меня порекомендовать, если будет открыта какая-то новая позиция по моей специальности.

И о, чудо, этот метод сработал! Мне быстренько перезвонила дама, которой меня порекомендовали, и которая имела открытую позицию (даже две) по моему профилю. Но съездив на местность, и посмотрев клиентов – умственно отсталых в пенсионном возрасте сельских жителей на инвалидности, я поняла, что каждый день мне рутину общения с ними не одолеть.

Да и мое личное развитие бы на этом остановилось. Естественно, я отказалась от этой позиции, о чем я и сказала руководству, что мол могу работать либо с подростками с проблемами в поведении, либо со взрослым населением, которые приходит на терапию по необходимости, а вот умственно отсталых мне не одолеть.

Агенство, видно, все же было заинтересовано устроить меня, свежего выпускника, к себе, потому что спустя непродолжительное время, мне позвонили и на выбор предложили работу с подростками или взрослыми.

Подростки меня  устраивали и я пошла на интервью со своей потенциальной начальницей. Дама оказалась профессоршей, родом из Канады, очень сильного и властно-подавляющего характера и таких же больших габаритов. Она долго меня мочалила с разных сторон вопросиками, что да как да почему, большинство из них были откровенно провокационными, но она пригласила меня на второе интервью с большим боссом, что доказывало, что профессионально я для них годилась. Босс оказался милейшим человеком, у нас просто какая-то духовная слаженность проявилась в процессе часовой беседы, до той самой части, пока я не спросила его, какова оплата моего будущего труда?

Тут милейший человек замялся, отвел глаза, уткнул их в папку и провозгласил цифирь, от которой мне, кажется, ему и самому было стыдно: это было равно зарплате девушек-кассирш в моле. Но ведь я не для того училась и инвестировала несколько десятков тысяч долларов в образовательный процесс, чтобы никогда не выплатить образовательные кредиты. Пришлось, сославшись на низкую зарплату, отказаться.

А работа? — спросите вы. Чем увенчались ваши интенсивные поиски своего места на профессиональном рынке труда, рассылки резюме, посещение выставок и бирж труда? Чуть не уехав после очередного уже телефонного интервью на отдаленный остров Аляски, где предлагали 50 тысяч, но как выяснилось, на них там можно было купить меньше, чем на 25 у нас.

Но работу я нашла. По специальности хоть и не близко к дому. Со скромной зарплатой и маленькими каникулами. И клиентами, которые меня раньше не особо вдохновляли — учениками средней школы. Что изменилось с того момента в январе, когда мне предложили почти что такую же аналогичную работу но в другом месте?

Я просто  стала мудрей и, наконец, поняла, что не бывает идеальной работы, как не бывает и идеальной судьбы, идеального государства, идеальной семьи, любви, близких.

Я поняла, что идеализм — моя личная индивидуальная начинка времен социализма — не прошла испытание временем и от нее надо избавляться, заменив прагматизмом, практицизмом и жизненной полезностью.

P.S. Вам понравилась статья?  Вы можете  поддержать наш сайт. Для этого нажмите на рекламу, и несколько центов пойдет в фонд поддержки. Вы не должны ничего покупать, так что смело нажимайте и дождитесь, пока загрузится информация. Это займет несколько секунд. Буду вам очень признательна за помощь.

 

 

Комментариев: 6 на “Как я искала работу в США

  1. Валерий пишет:

    Очень правильно сказано что не бывает идеальной работы, как не бывает и идеальной судьбы, идеального государства, идеальной семьи, любви, близких.И последний абзац тоже

    • Елена, кроме психологии в США не признаются дипломы филологов, социологов, юристов, экономистов, учителей, врачам приходится переучиваться 5-7 лет. Самый простой вариант пойти на 6-ти месячные курсы помощника медсестры или помощника дантиста. Профессии востребованные и хорошо оплачиваются. Еще вариант — 3 года обучения и ты — адвокат. Эти люди всегда в цене и хорошо зарабатывают.

  2. Ирина Р. пишет:

    А я кака паз филолог. За плечами = аспирантура ЛГУ (в 70-е годы) и (до асп.) сибирская ср. школа и Куйб. (Самарский) университет (зарубежная литература). На 19-м году моей жизни в США предложение преподавать один предмет было работой № 10. Предмет назывался Language Acquisition — психофизиология развития речи. У меня не спросили никаких документов и дали 7 дней на подготовку. Это было в 97-м году. После этого последовали другие предметы. Надо было выжить. В 2000-м получила полную ставку профессора и работала до прошлого года. Приходилось учить 6-7 предметов в семестр. Это были англ. грамматика, все литературы мира, стилистика, лингвистика, руководство мастерскими (магистерскими) сочинениями и изредка (непопулярный) русский язык. Сейчас оставила себе один предмет и магистров. Могла бы продолжать быть многостаночницей, но тяжело (англ. яз. не был моим профилем). Но я считаю, что мне повезло.

    • Ирина, у вас очень интересная биография. А окончила биофак ЛГУ, потом апирантуру при Академическом ин-те, защитила кандидатскую диссертацию, ее опубликова отдельной книгой, потом перевели в США на английский, сейчас она в библиотеке Конгресса. 10 лет спустя защитила докторскую, она тоже вышла отдельной книгой. Параллельно с работой в АН, стала преподавать в ВУЗе, получила звание профессора. У меня защитились несколько аспирантов. Мы до сих пор публикуем совместные статьи. Когда наука в России стала разваливаться, да я еще потеряла родителей и мужа (умер от болезни Паркинсона), детей не было, тогда я и решила поменять свою жизнь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *