Врачебная этика в России и США-3

Как решаются  этические врачебные вопросы  в разных странах, почему медицина — это сервис, и чем отличаются российские доктора от зарубежных коллег  рассказывает  Вадим Гущин, директор отделения хирургической онкологии Mercy Medical Center в Балтиморе, США.

Вадим Гущин

У нас многие уверены, что за границей, наоборот, все четко по стандартам. Ни шагу в сторону.

Стандарты существуют. Но главное, что должен знать каждый врач, — почему, на каких основаниях они были написаны. Я видел в России много переводов европейских стандартов, но это бесполезно: чтобы их понять, врачи должны читать научную литературу. Это очень большая работа. В Америке и в Европе это делают все.

Потому что конкуренты в спину дышат?

И это тоже. Но главная причина — потому что так учили. Поговорите с любым американским участковым врачом, он расскажет о последних результатах исследований причин повышения холестерола. Они в курсе. Это профессионализм. А с коллегами, которые изобретают что-то по своим творческим принципам, потому что им показалось, что так лучше, работать очень сложно. Поэтому мне сложно проследить мысль моих российских коллег, а им кажется, что у «импортных» врачей зашоренное сознание. Как ученый я не знаю, что лучше.

Россиян приучили к мысли, что проблем в отечественном здравоохранении масса, зато наши хирурги — одни из лучших в мире.

Это очень распространенная идея: оперируют хорошо, но выхаживают плохо. У меня своя точка зрения. Я знаю, как учили врачей в России 20 лет назад. По-моему, это не сильно изменилось. После института ты приходишь в ординатуру и проводишь там какое-то время.

Иногда тебе удается поассистировать. Докторов никто никогда не учил, как проводить операции. Система простая: смотри и выполняй как я. Такая методика возможна, но все-таки работает не очень хорошо. После пятилетней американской резидентуры у меня было 1200 самостоятельных операций практически на всех органах, кроме сердца, мозга и глаз. В России — не больше десятка. Вы верите теперь, что все российские хирурги — замечательные?

Обо всех никто и не говорит, но есть же у нас звезды.

Звезды есть везде. Их наличие — не заслуга системы. Именно средний уровень делает погоду, а не личные качества одного-другого. И все это зависит от образования.

Правильно делают платежеспособные россияне, когда уезжают лечить серьезные болезни за границу?

Не думаю. Одно дело — коленку заменить. Онкология, например, это не та болезнь, которую можно лечить в отрыве от того места, где живешь. Риски большие. Мало сделать операцию, надо поддерживать состояние после. Иногда у меня бывают пациенты из России. Организовать им дальнейшую адекватную терапию дома очень сложно — надо найти какого-то русского доктора, который был бы на одной волне с тобой. Я не могу советовать в этом вопросе, хотя очень хорошо таких больных понимаю.

Вадим Гущин очень хорошо рассказал об особенностях американской врачебной этики с сравнительном аспекте с русской. Ему очень хорошо знакомы проблемы, которые от затронул в своей беседе. Окончив один из лучших российских медицинских университетов и попрактивовав в качестве хирурга в российских клиниках, он познакомился с особенностями российской врачебной этики на практике.

В США ему пришлось учиться заново, поскольку в этой стране  существует совершенно другая подготовка врачей-специалистов. Получив американский диплом, Вадим Гущин окунулся  с головой в работу в госпитале Балтивора и на практике познал американскую врачебную этику.  Благодарю Вадима за то, что он поделился своими наблюдениями и впечатлениями с читателями.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *